Главная » Статьи и квесты » Рассказы и мультики о ТЗ

Малая. Глава 8

Глава 8 (редакция 1)

Солнце. Солнце - теплый и светлый защитник. Солнце - безжалостный убийца. Солнце - светило. Солнце - пятнышко в небе. Солнце - все, и солнце - ничего. Оно вечно как время. Оно смертно как человек. Миллионы человек смотрели на него в поисках ответов на свои вопросы. И никогда ни с кем не заговорила эта жестокая звезда.

Герольд смотрел на рассвет. Как тьма проигрывает свету. Как восстает из плена, пока еще слабое, но неотвратимое оно. Солнце. Его свет еще не обжигает глаза. Его огонь еще не греет землю. Но все это будет. Неизбежно. Неотвратимо. И так же непоколебимо все это вновь остынет и погаснет. И вновь будет тьма.

Солнце медленно поднималось из-за горизонта. Неспешно. Бледное и смущенное. Осторожно касалось оно своими лучами грубого креста, то ли с опаской, то ли с горечью, освещая свежую могилу. Знак неизбежного, неотвратимого как время, конца жизни.

Сталкер молчал. Но не чувствовал опасности. Чувство глубочайшей горечи заполняло его. Он был убийцей и палачом. Он убивал без раздумья. Убивал по приказу. Карал. Забирал жизнь врага. Никогда не чувствовал вины. А сейчас его давила, переполняла, заливала и уничтожала смерть женщины. Незнакомки. Мужчины умирали гордо и трусливо, красиво и уродливо, молча и крича. Но никто из них не плакал. Никто не просил помощи. Это была смерть беззащитного существа.

Предыдущей ночью, после перевязки крашера, сталкер обыскал тело псионика-убийцы. Одеяние было вживлено в кожу и не представляло какого-либо интереса для Герольда, в карманах и заплечном мешке не оказалось практически ничего интересного. Пара аптек, пара мозговых стимуляторов, пара непонятных сывороток песчано-желтого цвета. Все найденное, тем не менее, было аккуратно упаковано в рюкзак нового хозяина.

Затем он подошел к женщине. К той, кого счел добычей. К той, кого должен был защитить. Он обернул ее тело одеждами, безжалостно выдранными из тела псионика.

С непривычным чувством пустоты и одиночества, сталкер остервенело врывался в недра Малой. И, лишь дойдя до твердых пород, позволил себе остановиться. Положил в выдолбленное отверстие тело. Долго смотрел на нее. Затем достал колбу и залил яму концентрированной кислотой. Лишь так можно было спасти могилу от разорения - уничтожить все самому. Её красивое лицо исчезало в безжалостных потоках кислоты, став частью пустошы.

И вот восходит солнце. И мир просыпается, как ни в чем не бывало. Словно ничего не произошло. Время не остановилась. Но на душе сталкера гадко и грязно. И пусто.

Крашер лежит в куполе. Раны очень серьезны. Их проблема не в наружных ожогах, а в ментальном воздействии на организм. Нос в оцепенении. Обожжено его сознание. Это психологическая травма. Такие Герольд лечить не умеет. Их можно исцелить, проведя десятки дней в одном из военных госпиталей. Но таких по всей Малой от силы пять-шесть. Сейчас животное медленно умирало, и ничто не могло ему помочь.

Месть. Неожиданная идея заставила сталкера вскочить. Вот он уже стоит на том месте, откуда вчера нанес первую атаку псионик. Человек наклонился к самой земле, и вслушался в рисунок следов. Малая с неохотой показывала ему картину происходящего.

Вот шла девушка. Шла тут громкое слово. Видимо, она в пути была ни один день. А судя по выцветшим пятнышкам крови, долгий поход ее вовсе не был прогулкой. Вот она упала без сил. Вот шаги Герольда. Дальше понятно. Происходящее дальше Герольд знал и так.

Сталкер поднялся и вернулся к началу. Осмотревшись, он заметил еще одну цепочку следов. Псионик. Получается, он следовал за девушкой. Вот она остановилась, и псионик присел поодаль, скрывшись из виду. Поэтому атака и была неожиданной. Он был слишком далеко, чтобы Герольд его увидел, а ментальный контроль скрыл его присутствие от Носферату. Это и погубило четвероногого друга. До последнего псионик держал свой образ под маской искажения, поэтому преданный крашер принял его за особо сильного стича и набросился.

Сталкер поднялся. Разум был чист. У него появилась цель. Человек решил, что месть поможет заглушить ту гадкую липкую темноту на сердце. Вернувшись к лагерю, Герольд первым делом проверил как там Нос. Собака все еще не приходила в сознание. Сооруженные на скорую руку капельницы мерно отсчитывали жизнь питомца. Было удивительно тихо. Тишина давила. Сталкер кожей ощущал, как идет борьба. Немая борьба за жизнь. Крошечный организм собаки пытался доказать право на существование. Герольд ласково погладил Носа по голове и начал готовиться к вылазке.

- Я вернусь, - слова сталкера тихим ветром разлетелись по палатке, - жди...

Через полчаса сталкер тихо крался по следу обидчика. На экране светилась надпись "Боевой режим". Медленно и спокойно. Он знал, что почему и как делать. Вскоре цепочка следов привела его к каменной глыбе. Небольшая скала торчала на песке, как последний зуб во рту древнего деда. Небольшой дымок поднимался струйкой с северной ее стороны. Туда же и вели следы.

Вот оно. Они. С тихим шипением демон был впрыснут в кровь. Пальцы пробежали по подбородку. Щелкнули тумблеры. Экран сверкнул надписью ВСПБД "Раш". Голова прояснилась. Окружающее время замедлилось. Пригнувшись, сталкер стремительно и бесшумно метнулся к черноте зуба-скалы. Двумя резкими рывками Герольд сорвал гранаты с поясного ремня. Лязгнула о метал чека, затем еще одна. Крепко сжимая смерть в руках, сталкер начал считать на бегу.

- Один, - скала закрыла весь горизонт.

-Два, - в нос ударил запах жареного мяса. Вот отблески костра играют на черном камне.

- Три, - их двое. Они беседуют и едят. На них такие же одежы-кожи как на том убийце.

- Четыре, - замах. Бросок. Снова замах. Бросок.

- Пять.

Одна граната разорвалась с воздухе прямо над головами пси-убийц. Осколки практически разорвали ближайшего из сидящих к сталкеру. Второй враг вскочил, осознавая, что остался один. И в эту секунду за его спиной рванула вторая граната.

Его с силой бросило о камень скалы. Тело, как тряпичная кукла, влетело в камень. Красный развод остался на черной скале. Сталкер сорвал мавр с плеча и рванулся к раненому. Псионик уже встал. Из-под одежды-кожи сочилась кровь. Герольд вскинул мавр и спустил курок. Пси-воин выставил вперед руки:

- Барьер! - голос его предательски хрипел.

Перед противником вырос щит пси защиты. И тут же по нему пошла рябь. Тридцати девяти миллиметровый патрон соприкоснулся с отвердевшей энергией и распался. Псионик вновь произносил слово за словом, и вокруг него возрастала непроницаемая преграда. Трижды грохотал мавр. Трижды барьеры шли рябью. Сталкер рванулся назад, увеличивая расстояние. А в голове уже бушевал ментальный пожар.

Отбежав к краю скалы, он присел, поудобнее устраивая мавр на камнях. Псионик слово за словом активизировал скрытые, одному ему ведомые силы. Герольд похлопал по ременным крючьям. Граната осталась только одна. Ментальный воин уставился на пустынника сквозь прозрачность своих щитов. Прижал пальцы к виску. Вытянул другую руку перед собой:

- Туман!

И накатила слепота. Нет не слепота.. Сталкер видел. Но смутно. Прицел расплывался. Скалы были подернуты дымкой. Противник превратился в смутное пятно. Щиты слились с рябью пустоши. Черное пятно враг начало перемещаться. Герольд чертыхнулся. Сейчас он беспомощнее новорожденного крысеныша. Рванулся на полусогнутых. Упал. Перекатился. И нырнул за выступ.

Время ускорилось. Закончилось действие препаратов. Но перед глазами все начало проясняться. Очевидно, псионик не может долго держать его под контролем. Пустынник вновь отбегал. Незаметно он рванул чеку последней гранаты. Другой рукой вытащил лазерный пистолет. Глубокий вдох. Кувырок.

Сталкер бросил свое тело вперед. Лязгнули пластины брони. Комплекс взвыл сиренами. Экран окрасился в красный цвет. "Только не сейчас!" - пронеслось в его голове. ХТ перешел в обычный режим. Сервомоторы взвыли. Облако испарившегося охладителя с шипением вырвалось из клапанов на спине.

Псионик медленно приближался. Зачем расходовать свои силы на бег. Враг и так полностью под его контролем. Боль в голове усиливалась с каждой минутой. В какую-то секунду пришлось ослабить петлю контроля разума нападавшего. И в это время тот прыгнул назад. Перекатился. И окутал себя облаком пара. Пси воин опешил. Если ты не чувствуешь противника ты - не можешь в него попасть. Отдав ментальную команду своему разуму медиум начал видеть в тепловом режиме. Ничего! Облако было той же температуры, что и человек в нем. Ментальный воин в нерешительности вытянул руки в сторону облака, лихорадочно соображая, как действовать дальше.

Из облака вырвался человек. В его руке был пистолет. Псионик дернул руками, целя в оружие:

- Удар!

Сталкера швырнуло в сторону. Рука взорвалась болью. Голову раскалывала боль. Он приподнялся на колени, рыча от натуги. Ярость давала сил. Злоба питала ярость. Размахнувшись, сталкер послал гранату в сторону врага. Глаза заволокло красной пеленой. В висках бились ошалевшие черти.

Псионик видел, как в него летит сгусток боли и страданий, но ничего не успевал сделать. Взрыв вновь потряс пустошь. Кровоточащее тело бросило на ментальные щиты.

Сталкер сидел на камнях. В крови воевали несколько аптек и стимуляторов. Левая рука практически лишилась кожи. ХТ нарукавник был разодран и восстановлению уж не подлежал. Герольд дышал. Смешно. Отказ систем охлаждения спас ему жизнь.

Опершись на мавр как на костыль, он встал. И медленно перебирая ноги, подошел ко врагу. Ментальный воин представлял собой кровавую массу. Но дышал. Еле-еле дышал. В таком виде псионик не представлял опасности для сталкера. Сталкер отметил про себя насколько живучи псионики.

Герольд выпрямился, болезненно скривившись. И с наслаждением пнул кровоточащее тело.

Солнце медленно уходило за горизонт. Малая молчала. Зверье готовилось выйти на охоту. На кипящую пустыню опускалась ночная прохлада. Еще не обжигающе холодная. Еще манящая своей желанной свежестью. И не хотелось думать, что уже через час будет зима. Черная ядерная зима без звезд.
Рассказы и мультики о ТЗ   The_bug   20.07.2010  1596   Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]