Главная » Статьи и квесты » Рассказы и мультики о ТЗ

Малая. Глава 9

Глава 9

Пустыня привычно молчала. Ждала. Таилась. Кралась по ее подземным венам странная жизнь. Малая жила. Гудела тишиной. Шипела ветром. Плавилась солнцем. Дышала. Небольшая палатка казалась крохотной шлюпкой на огромном желтом застывшем море песка. А существо внутри нее можно было сравнить с пылинкой в этом море жизни. Огромный сложный самовосстанавливающийся жаждущий жизни, борющийся за жизнь организм. Песчинка. Почти ничто на фоне титана. Малой.

Крашер лежал на тряпицах в углу палатки, ведя непрекращающуюся борьбу за право жить на земле. Вошедший человек опустился на колени рядом со своим любимцем. Молча смотрел он на могучее тело. Могучая грудь часто вздымалась. Глаза были закрыты. Несокрушимый воин был беспомощнее крысенка. Герольд закрыл глаза. Губы его слегка дрогнули, произнося беззвучные слова - не сдавайся.

Солнце висело посреди неба. Руины лежали посреди пустыни. Мир был спокоен. Везде было равновесие. И это больше всего раздражало сталкера. Эта мнимость. Фальшивая маска доброты закрывала алчную ухмылку пустоши. И если ты хоть раз просыпался ночью от криков умирающих товарищей, если ты хоть раз засыпал пот свист пуль, если ты хоть раз отошел от города один - ты узнал эту улыбку. Ты впитал со вкусом собственной крови ее злорадство. С болью осознал ее бесчеловечность. Если эта мудрость знакома тебе, знай, - ты сталкер.

Наследник Хармонта. Не одиночка, но заклейменный быть одиноким. Если ты одинок, то он просто один. Человек, переживший ядерную смерть. Наследник города, ставшего радиоактивной пылью. Его душа сгорела вместе с родными и друзьями. Он человек прошлого. Тень смерти. Эхо стона. У него нет практически никого. Его именем пугают детей. А сейчас жребий пытается вырвать у него самого родного. Самого преданного товарища.

Кулаки сжимались сами собой. Перед глазами промелькнула кровавая картина. В ушах разнеслось эхо нечеловеческих криков. Он снова видел себя и раненого псионика. Видел этот допрос. И ужасался себе. С каким наслаждением он вырывал куски бронекостюма вместе с живой плотью. Он мстил. Ментальный воин не выжил.

Он усилием воли отогнал наваждение. Минуту он стоял, наблюдая, как играют солнце с песок. Долгую минуту он доказывал себе, что это было не бездумное убийство, а получение информации. И он ее получил. Но это потом. А что сейчас? А сейчас Носферату.

Перед палаткой стояли сани обтянутые одеждами врага. Ментальные воины носят странную одежду. Твердую как панцирь, мягкую как бархат. Лучших носилок и придумать нельзя. Герольд склонился над самодельным средством передвижения и еще раз критически все осмотрел. Сани представляли собой до гениальности простую конструкцию - несколько шестов (позаимствованных из конструкции купол-палатки) были переплетены и изогнуты от спины конструкции к ее носу, в них был вмонтированы две коротконогие скобы, скрепленные между собой, между этими двумя лыжами были натянуты сшитые в одно полотно одежды пси-воинов. К носу саней крепился небольшой трос, оканчивающийся на спинных скобах Комплекта.

Около часа Герольд проверял, выверял, упрощал, облегчал и исправлял конструкцию. И еще столько же он возился с тросами. Наконец уставший и, вполне довольный, сталкер ушел под свой индивидуальный купол, рухнул на постель и закрыл глаза. Сон не шел. Тело требовало отдыха, но сознание ощущало прерывистое дыхание лучшего друга.

Новый день упал тяжелым камнем. Черная пустыня внезапно стала белесым океаном. Сталкер закончил погрузку вещей и аккуратно перенес Носа на импровизированные носилки.

Глубоко вдохнул. С железным лязгом щелкнули пряжки. Герольд медленно выдохнул, напрягся и пошел вперед. Путь предстоял долгий. В первую ночь ноги и руки гудели от напряжения. Но он наконец двигался. Медленно, тяжело, но двигался. Это ободряло. Идти им предстояло через Тихие Пустоши. Это ободряло. Тихие они потому что там сожжена практически вся почва и жизни там просто не может быть. Нет жизни - нет и насильственной смерти.

Дни потекли медленно как кисель. Напряжение накапливалось. Каждый шаг болью отдавался во всем теле. Тяжелее всего приходилось левой руке, сервомоторы на которой отказали. Ночами сталкер долго массировал кричащие от боли мышцы. Хотя становилось понятно: если так пойдет и дальше, в Оазис он рискует прийти одноруким.

Весь следующий день он потратил, закрепляя ремни за всевозможные скобы своего костюма, стараясь максимально перенести тяговую силу на правую руку.

Когда следующий день клонился к закату Герольд едва стоял на ногах. Болело правое плечо, ныло правая рука, ребра на правой стороне саднили, хотелось научиться дышать одним левым легким. Перенеся центр тяжести на правую сторону, он слишком перенапрягал мышцы правой половины тела.

День был потерян на попытках перераспределить тягу костюма. Ни одна из них не увенчалась успехом он пустынная крыса, а не профессиональный механик. В итоге решил комбинировать: первую часть дня он тянул сани "обеими руками", вторую - только правой.

Тело болело. Но в общем и целом риск надорваться или повредить мышцы был значительно снижен.

Снова день. Снова солнце. Снова песок и обломки былого величия людей. И снова он идет. Вперед. Не оглядываясь. Не останавливаясь. Повторяя как в бреду:

-Потерпи, потерпи, потерпи, потерпи.

Он уже сам не знает кого он просит, свои мышцы или изуродованного медленно умирающего пса.

Снова пустыня. Снова шаги. Снова солнце жжет раны на левой руке. Бинты. Красно-черные бинты ветошью свисают с обожженной руки. Он идет. Каждым движением, каждым шагом приближая крашера к жизни. И это дает ему сил. Он почти не останавливается на пути. Он настолько выматывается, что сил полностью разворачивать купол не хватает. Герольд обходится спальным мешком да парой опор, чтобы сделать навес.

Когда сталкер свернул навес и бросил его на сани, металлический блеск вдалеке на мгновение ослепил его. Измотанный странник долго всматривался вдаль. Пытаясь осознать то, что видели его глаза.

Это сверкал на солнце стальной купол Оазиса. Огромная скала, давившая его к земле, обратилась в прах. Он присел на сани и долго еще смотрел на город вдали. Осталось совсем немного. Еще примерно день пути и все. И вовремя, у пустынника заканчивались медикаменты, продлевающие агонию собаки.

Уставший Герольд вяло поднялся. Взялся за ремни.

- Руки за голову. Стволы на землю. Мойрдой ко мне! И не рыпайся!
Рассказы и мультики о ТЗ   The_bug   20.07.2010  1676   Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]